aleforion (aleforion) wrote,
aleforion
aleforion

Categories:

О боли и негипнабельных людях

Давно хотела написать об алекситимии и негипнабельных людях. Но всё не знала, откуда танцевать - тема настолько обширна, насколько интригующа и явно не на один пост. Потом решила позволить этой теме плясать, как она хочет - от печки, и просто рассказывать о своём опыте работы с такими людьми, а также о смежной теме - эмоциональном и физическом обезболивании.

"Боль - это больно". Ага. Никто не спорит, а масло масленое. Тем не менее это только от части шутка, поскольку боли всегда хочется избежать, инстинктивно и поскорее. Поэтому по отношению к боли человек выстраивает массу неосознанных защит,  большинство из которых  содержат в себе теневые перевёртыши.
Любая боль, физическая или эмоциональная,  это сигнал, что происходит какое-то разрушение, что что-то в организме или вокруг него не так, сигнал, что система в опасности.



Но что можно сделать, когда тебе больно и ты не имеешь возможности прекратить это? Или когда сама боль становится фактором угрозы системе, как бывает в случае болевого шока?

Самое простое, это перестать чувствовать. В качестве временного решения такой подход сойдёт, главное, не втянуться. Звучит не так уж нелепо, если вспомнить, как часто официальная медицина вместо решения проблемы по существу прибегает ко всевозможным обезболивающим средствам, купируя симптом и тем расписываясь в собственной несостоятельности. Она просто не знает, что делать, чтобы вылечить, и делает, что может - обезболивает.

Психика непроработанного человека ничем не лучше.
Поэтому перестать чувствовать боль  -  это наиболее распространённая защита, которая приобретает самые причудливые формы. Другая защита -сделать себе ещё больнее, чтобы заглушить первоначальную боль. Менее распространённая, но не такая редкая, как может показаться.

Проиллюстрирую на собственном примере. Когда мне было лет семь, меня водили к стоматологу. Почему врач не делал анестезию, я не знаю, да и не суть. Интересно другое - в качестве анестезии родители дали мне игрушку-скульптурку - маленького коричневого ёжика, вырезанного из рога. У фигурки были ярко жёлтые глаза-капельки и острый нос. Мне предложили зажать ёжика в кулаке и сильно нажимать большим пальцем на его нос, чтобы было больно. Логика была такая, что "когда пальцу больнее, чем зубу, зубу не так больно". Отвлечь, так сказать.

Другой эпизод из детства, иллюстрирующий незрелую детскую защиту, произошёл пару лет спустя. Сколько себя помню, я дружила во дворе с мальчишками, интересы и шкоды были мальчишечьи. Как-то раз я вышла во двор гулять, и двое из компании стали хвастаться довольно опасными игрушками - стальными заточенными спицами с оперением. Они бросали их руками, как дротики. У одного стрела была внушительная, миллиметров шесть-семь в диаметре и длиной сантиметров сорок, и не знаю, с какого дуру, он решил бросить её мне в ногу.  Металлический заточенный штырь вонзился в икру и застрял.

С перепугу мальчишка быстро подскочил ко мне и выдернул стрелу из ноги. Вариантов отреагировать была масса, но я выбрала наиболее близкий моему "сердцу", приученному делать себе больнее и не замечать этого - залезла на дерево, куда никто не умел залезать (по деревьям я лазила лучше всех в районе) и оттуда сообщила негодяям, что мне не больно.  Ночью меня родители повезли в больницу, потому, что ночью мой пыл демонстрировать обидчикам свою неуязвимость угас, и мне, наконец, стало очень больно.
Много позже, когда я начала разбираться с этими механизмами возникновения вытесненных защит, нашла их повсюду и в истории своего рода, и в личной истории, и в истории знакомых, а также людей, приходящих в сессии.

Как обычно, теневой перевёртыш "Сделать больно, чтобы не было больно" парадоксален, хорошо прячется и работает  в обоих случаях.
Первый случай, когда человек причиняет себе альтернативную боль, чтобы отвлечься от первоначальной (вышибает клин клином, например, курит или пьёт или наносит себе разнообразные увечья).  Второй, когда просто капсулирует и вытесняет первоначальную боль - в этом случае причина дискомфорта и боли никуда не уходит, но перестаёт фиксироваться сознанием, и от того лишь усугубляется.

На уровне тонких тел происходят многовариантные травмы, которые приводят к нарушению прохождения сигнала от повреждённого "органа психики" к сознанию. Многие дети из неблагополучных семей, испытавшие абьюз или попавшие в иные травмирующие ситуации, образно говоря, становятся "головой профессора Доуэля", отрезают себе голову от тела, т.е. перекрывают канал прохождения болевого импульса от "органа к мозгу", или ещё можно сказать, отрезают правое полушарие от левого, перекрывая связь сознания и подсознания.

Не осознавать боль = не чувствовать её. Боль как бы есть, но её как бы нет - мозг не может декодировать сигнал. Возникает алекситимия во всей её красе, - от неспособности описать свои эмоции до неспособности чувствовать их, что по большому счёту две стороны одной медали. Ведь человек, не способный описать свои эмоции, не может до конца их осознать и прожить, следующий шаг в этом направлении - вообще перестать их осознавать и чувствовать. В принципе, удобно, кабы не печальные последствия.

Также давно известный феномен, когда в ситуации сильной боли или испуга "душа покидает тело". В стрессовой ситуации многие дети переживают ВТО (вне телесный опыт), иными словами, происходит диссоциация, и чувствующая часть личности вылетает из тела, чтобы не чувствовать.

Если травмирующая ситуация происходит постоянно, и ребёнок привыкает сбегать из своего тела, развивается диссоциативное расстройство. Организм это единая система, он не теряет надежды достучаться до сознания "хозяина" и обратить его внимание на непорядок в жизни, поэтому боль продолжает усиливаться, хозяин продолжает её не чувствовать. Чем дольше на неё не обращают внимание, тем она сильнее. В особо запущенных случаях тело начинает решать проблему (внутренний конфликт) самостоятельно и запускает то, что в Новой Германской Медицине называется СБП (специальную биологическую программу).



Люди, прибегающие к вытеснению эмоциональных и физических болевых импульсов, перекрывают себе "дорогу в подсознание" и не поддаются погружению в гипнотический транс.  Считается, что 15% людей негипнабельны - это, как раз, они. И чаще всего это мужчины. Но по опыту работы с такими людьми могу сказать, что негипнабельных нет, есть не желающие погружаться. Если человек хочет получить результат, то даже полностью забаррикадировавшийся у себя в левом полушарии алекситимитик становится гипнабельным и получает доступ к ресурсам своего подсознания. Просто на это нужно гораздо больше времени.

Психологическая работа с "отрезанной головой" предполагает пришивание её обратно к телу, а это приводит к тому, что человек начинает чувствовать, и о, ужас! это больно. Всё то, от чего он сбегал, догоняет и накрывает. Поэтому прорабатывать такие взаимоотношения с собой и миром приходится постепенно, шаг за шагом, иногда очень долго - чтобы не получить ненароком повторную травму.

Но оно того стоит, потому, что отрезая себе способность чувствовать боль, человек отрезает возможность чувствовать и всё остальное, наслаждаться приятным. А главное, на мой взгляд, что возвращая себе возможность чувствовать, человек не только начинает в полной мере радоваться существованию в теле, но также получает в руки инструмент общения со своим подсознательным, а это, ни много, ни мало,-  контроль над жизнью.
Кроме того, отрезая себе чувствительность, человек отказывается от частей своей психики, читай,  души. Возврат чувствительности предполагает и возврат своих ресурсов, обретение целостности и многомерности, возможность выходить за рамки проявленной материи и воспринимать тонкий план.

"Пришивание отрезанной головы" начинается с признания своей ранимости: "Да мне можно сделать больно. Любому можно сделать больно, эка невидаль. Теперь надо научиться беречь себя, не позволять делать больно. Надо осознать, зачем я это терпела, и отказаться от этой программы, заменить на конструктивную."



Матрице не выгодны осознанные чувствительные люди, гораздо проще, когда человек не чувствует, как его калечат и едят.
Чтобы "еда" меньше думала, её безчувственность закрепляется на уровне социальных установок типа: "Мужчины не плачут", "No pain no gain" и многих других для мужчин, и принципа жизни по примеру Настеньки из сказки Морозко для женщин.
"Тепло ли тебе, девица? Тепло ли, красная?" "Тепло, дедушка Мороз". "Ну, раз тебе так тепло, держи сундучок с драгоценностями", - типичный контракт с тонкими структурами, прописанный на уровне архетипов.  На самом деле нет ни сундучка, ни ложки, есть лишь иллюзия, что если долго будешь терпеть и мучиться, что-нибудь, да получишь. Вопрос, что именно...

За жизнь накапливается много страха и боли, которая в виде блоков на тонких телах  "складируется" в теле.
Складируется и эмоциональная, и физическая боль. Блоки разнообразны, часто представляют из себя зажимы, конструкты, препятствующие прохождению сигнала, либо пустОты, препятствующие его прохождению.

Галопом наиболее распространённые места блоков со смысловыми привязками:

Боль душевная - блоки в районе сердца и чуть ниже;
Гнев +/ физическая боль - печень;
Страх +/ физическая  боль - почки;
Боль отношений с противоположным полом - половая система;
Отдача своей воли, снятие ответственности за жизнь, - желудок, солнечное сплетение;
Страх коммуникации - горло;
Страх потери контроля - нервы, двигательная система.

Примеры из сеансов, иллюстрирующие данную статью, опубликую следующими постами.
Проще говоря, продолжение следует.

Tags: #алекситимия, #гипноз, #психология, #психосоматика, #тонкие ресурсы, алекситимия, гипноз, психология, психосоматика, тонкие ресурсы
Subscribe
promo aleforion march 7, 2017 02:09 25
Buy for 30 tokens
Когда пришла идея написать этот пост, я подумала: "Сколько людей поймут, что значит помочь душе уйти на высшие планы из нижнего астрала? Многие ли отдают себе отчёт, что болтаться после смерти в нижнем астрале хреново, порой невыносимо? Многие ли готовы позаботиться о близких и друзьях и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments